Сообщения пресс-службы
  СМИ о нас
  Фото
  Видео
  Издания, статьи
  Пресс-служба
 
 
 
Правительство РФ

Роскосмос

Росимущество

Всероссийский каталог добросовестных поставщиков товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд
 
 
 
СМИ о нас
     
 
  20.04.2016

Айвенго Галеев: “Наше дело — обеспечивать запуск ракет”

Айвенго Гадыевич Галлеев — доктор технических наук, профессор, академик Российской академии космонавтики, лауреат Премии Совета Министров СССР в области науки и техники, главный научный сотрудник ФКП НИЦ РКП, профессор кафедры «Управление эксплуатацией ракетно-космических систем» аэрокосмического факультета Московского авиационного института (национального исследовательского университета), профессор СПФ Московского государственного индустриального университета.

Айвенго Галлеев - один из тех людей, без участия которых не происходило бы выполнение космических программ, запуски ракет и спутников в космос. Именно благодаря таким людям, преданным науке, сегодня мы можем гордиться многими достижениями ракетно-космической промышленности.

В 2016 году 5 апреля исполнилось 55 лет трудовой деятельности Айвенго Гадыевича в НИЦ РКП. В канун Дня космонавтики мы не могли пройти мимо этой даты, тем более что она совпала с юбилеем полёта Ю. А. Гагарина в космос.

- Ваше детство выпало на годы войны. Как вы жили в то время?

— У меня отрывочные воспоминания о детстве. Отец тогда был директором школы, он три раза пытался уйти на фронт добровольцем, но его всегда возвращали, потому что нужно было работать в тылу. Когда началась война, мы жили в Татарстане, немцы туда не дошли, но я помню, что слышал звуки пролетающих самолетов (объявления о воздушной тревоге). Это было в то время, когда фашисты с юга подступали к Волге (к Ульяновску, Сталинграду ...). В 1947 году отца перевели работать на партийную работу для освоения нефтяных месторождений Татарстана. Это был промышленный район, и мне, мальчишке, конечно же, была интересна новая техника. Я тогда учился в 5-7 классе. И вот здесь у меня появилась тяга к машиностроению. Хотя до этого много разных мыслей и желаний возникало...

— Например?

— Была мечта в лётную спецшколу пойти. Потом хотел стать геологом. Сестра старшая поступила в университет на геологический факультет, вот и я, глядя на неё, уже думал ехать в Грозный в геологоразведочный техникум. Но этой мечте не дано было сбыться. Да и родители меня не отпустили бы. Мама, например, очень хотела, чтобы я занимался историей. Она же была заведующей библиотекой. Кстати, именно поэтому она дала своим детям такие экзотические имена — мне Айвенго, а сестре — Аэлита, как имя героини романа Алексея Толстого.

 — Но вы всё-таки выбрали авиационный институт. Хорошо учились в школе, раз получилось поступить в такой вуз?

—Школу окончил с серебряной медалью. Но на первых курсах института испытывал большие трудности с черчением, которого было ну очень много! А в сельских школах черчение преподавали мало и плохо, поэтому поначалу я до 2-3 часов ночи сидел на кухне, пытаясь начертить детали. Причём такие сложные задания давали, пришлось учиться по ходу. Потом, конечно же, было легче. После окончания Казанского авиационного института по распределению попал в Новостройку. Про НИИХИММАШ мы ничего не знали, это было закрытое засекреченное предприятие. Родители хотели, чтобы я остался в Казани, тем более что была возможность работать в институте, а я мечтал о самостоятельности.

— Вы пришли в НИИХИММАШ ровно за неделю до полета Ю. А. Гагарина. Вы сами мечтали полететь в космос?

— Нет. Во-первых, до полёта Гагарина вообще ни у кого не было помыслов таких, чтобы полететь в космос. Все стремились стать лётчиками, работать в авиации. Стать военным лётчиком было мечтой почти всех мальчишек. А о космосе никто и не думал, даже и не представляли, что это такое. К тому же в космонавты отбирали людей с железным здоровьем. Они, может, и не знали, для каких целей их так тщательно готовят... Всё это было настолько неожиданно в то время и засекречено! Вообще, мы, инженеры, обеспечиваем запуски ракет, а сами в космос не стремимся.

— Но, всё-таки, вы, наверное, со многими космонавтами встречались?

 — Конечно, были такие встречи, но я никогда не коллекционировал автографы. Помню, как Владимир Александрович Джанибеков приезжал к нам, и наши сотрудницы спросили, какие впечатления у него остались после длительного пребывания на орбитальной станции Мир. Его ответ я запомнил очень хорошо: месяц поживите в стесненном пространстве космического аппарата без движения — вот такие ощущения. Это сейчас на МКС есть тренажёры для физических упражнений, индивидуальные места для отдыха, работы ...

— Во всех сферах, в том числе в космической, в нашей стране были трудные времена. Ощущали это когда-либо? Были мысли уехать?

 — Хорошо там, где нас нет. В 90-е годы многие уезжали за рубеж. Но, что касается нашего предприятия, преданные люди остались. Хотя, в рамках официальных контактов мы много стран посещали: Индию, Китай, США, Францию, Южную Корею...

— И как наша космическая отрасль выглядела на фоне других?

— Когда в 1960 годы мы начали осваивать новое криогенное топливо жидкий водород, американцы уже работали на нём. Тогда же, несмотря на наше первенство в запуске первого Спутника Земли (1957 г.) и первого полёта в космос Ю. А. Гагарина (1961 г.), "лунную" гонку мы проиграли. Почему? Президент США Кеннеди поставил национальную задачу обогнать "русских в космосе", и в 1969 году американцы впервые высадились на Луне. Во главе "лунной" программы у них стоял немецкий генерал фон Браун, который в годы второй мировой войны разрабатывал ракеты ФАУ-2 и у них, видимо, было много проработок по ракетной технике. Надо отметить, что вся немецкая ракетная "-элита", занимавшаяся разработками ракетной техники, после войны уехала в США. А у нас осталась небольшая кучка специалистов. В 1962 году, когда мы коснулись этой темы, у них уже водородные двигатели были созданы, были изданы фундаментальные книги по данной теме, а мы только начинали осваивать технику для применения жидкого водорода в ракетной технике. Конечно, финансирование в США было совсем другое, ведь их экономика превосходила нашу в три раза.

 — У них же войны не было...

— Не было. А нам приходилось восстанавливать разрушенное производство, народное хозяйство, держать паритет в создании вооружений в годы "холодной" войны и в этой обстановке развивать ракетно-космическую технику для поддержания обороноспособности страны и освоения космоса ...

 — История не терпит сослагательных наклонений. Но всё же... Если бы не случилась война, могли бы учёные СССР обогнать в космосе США?

 — Надо отметить, что в Советском Союзе в годы индустриализации как раз перед началом войны развитие тяжелого машиностроения шло бурными темпами (авиация, судостроение и другие отрасли). Сложно сказать, но, наверное, по многим вопросам мы не отставали бы... Нельзя сказать, что мы и сегодня отстаем. Это было бы неверно. Ведь по уровню двигателестроения в ракетной технике мы до сих пор превосходим зарубежные фирмы. Это отмечали, кстати, французы и другие специалисты ЕС, когда начались наши контакты после снятия ’’железного” занавеса в 90-е годы. Американцы до сих пор вынуждены покупать наши двигатели РД-180 для ракеты нового поколения "Атлас-5”. За несколько лет мы им продали уже более 50 двигателей. Только в последние годы в связи с санкциями американцы начали поговаривать, чтобы отказаться от закупок в России и начать собственное производство. Однако им пока не удалось воспроизвести эту технологию.

— В канун наступления Дня космонавтики как вы думаете: Россия восстановит статус космической державы, и какие перспективы можно ожидать для НИЦ РКП?

— В последние годы намечались большие работы по различным программам создания новых пилотируемых аппаратов для исследования ближнего и дальнего космоса, завершение создания глобальной системы навигации Глонасс, перестройки наших модулей на МКС в собственную орбитальную станцию (после окончания эксплуатации МКС в 2024 г.), создания новых средств выведения на экологически чистых компонентах взамен ракет-носителей (PH) "Протон" др. В конце марта в Правительстве РФ была утверждена Федеральная космическая программа России на 2016—2025 годы, сейчас проводится детализация элементов данной программы, в которой многие экспериментальные работы по испытаниям, в частности, нового пилотируемого транспортного корабля (ПТК) взамен кораблей "Союз" и "Прогресс", ступеней PH "Ангара-А5В" тяжелого класса, двигателей РД0146Д и РД0150 и ракетных блоков на кислородно-водородном топливе, космических аппаратов для исследования Лупы и Марса должны проводится на модернизированных стендах комплексов 618, 101, 102,106 и др. в НИЦ РКП. За последние 4 года в России были построены сооружения 1-го этапа на новом космодроме Восточный и 27 апреля 2016 г. запланирован первый запуск PH "Союз" с космодрома восточный. В перспективе с космодрома Восточный планируется обеспечивать запуски космических аппаратов и пилотируемых средств нового поколения для исследования объектов ближнего и дальнего космоса, осуществлять выполнение пилотируемых программ полета на Луну и Марс. Это вселяет надежду на дальнейшее развитие космонавтики и ракетной техники в нашей стране.

В заключение мне хотелось поздравить ветеранов предприятия, которые стояли у истоков создания ракетно-космической техники, специалистов, всех работников предприятия и жителей г. Пересвета с Днем космонавтики и пожелать им здоровья, счастья, долголетия и успехов.

Беседовала Анна Хитрик

Вестник муниципального образования «Город Пересвет», №2(210) 13 апреля 2016г.



 
 
 
 
Новости Роскосмоса
     
 
  06.09.2018

ЦУП. Проведена плановая коррекция орбиты МКС
 
  02.09.2018

110 лет со дня рождения Валентина Петровича Глушко
 
  07.08.2018

РКК «Энергия». Оценка интерфейса ПТК «Федерация»
 
 
 

 
Аренда
     
  Охраняемый комплекс, общей площадью порядка 4700 кв.м., стоимость за 1 кв.м. приблизительно 150 руб. в месяц. Обеспечен инженерными коммуникациями. Тел. для справок (496) 546-37-30  
 
 
Наш адрес
     
  Россия, 141320,
Московская обл.,
Сергиево-Посадский район,
г. Пересвет,
ул. Бабушкина, д. 9
 
 
 

web-master