По залам музея
  Экспонаты
  Страницы истории
  Ветераны
  Книга почёта
  СМИ и посетители о музее
  Контакты
 
 
 
Правительство РФ

Роскосмос

Росимущество

Всероссийский каталог добросовестных поставщиков товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд
 
 
 
Милютин Валерий Вячеславович
     
 
 

Милютин Валерий Вячеславович - кандидат технических наук, Заслуженный машиностроитель РФ, Член – корреспондент Академии космонавтики имени К.Э. Циолковского


Журнал "Новости науки и техники", № 4

История развития систем управления испытаниями жидкостных ракетных двигателей и ракет The history of the development of control systems for tests of liquid rocket engines and rocket

Подробнее...

 Милютин В.В., кандидат технических наук

Milyutin V.V., candidate of technical sciences

E - mail: valery.milyutin@mail.ru

Федеральное казённое предприятие «Научно-испытательный

 центр ракетно-космической промышленности»

Federal State Enterprise «Research and Test Center of Space Industry»

 Показаны история смены поколений систем управления

испытаниями на наземных стендах жидкостных ракетных двигателей

 и ракет, современное их состояние, история работ по обеспечению

унификации этих систем в ракетной отрасли, обеспечению их

соответствия работе бортовой системы управления и организации работ.

Сформулированы перспективные проблемные задачи.

Ключевые слова: автоматизация, алгоритм, бортовая система управления, жидкостной ракетный двигатель, испытания, математическая модель, микропроцессор, программное обеспечение, ракета, стендовая система управления, измерения. The history of generational change of control systems for tests of liquid rocket engines and rocket on the ground stands and their current state are considered. Also, the history of the works for provision of the unification this systems in the rocket branch, provision of conformity between this systems and onboard systems and organization of the works are investigated. The prospective problem tasks are formulated.

Key words: automation, algorithm, onboard control system, liquid rocket engine, tests, mathematical model, microprocessor, software, rocket, stand control system, measurement.

Стенды для испытаний изделий ракетно-космической техники играют исключительную роль в процессе её создания. С их помощью отрабатывается весь спектр элементов ракет: от простых, например, форсунок до ступеней ракет. Так к первому лётному испытанию ракеты-носителя "Энергия", осуществившей запуск орбитального космического корабля "Буран", было создано более 200 экспериментальных стендовых установок [1]. В стране имеется несколько специализированных испытательных центров, крупнейшим из которых является Федеральное казённое предприятие «Научно-испытательный центр ракетно-космической промышленности» (ФКП «НИЦ РКП»), обеспечивающий испытания двигателей, двигательных установок и ракет, а также тепловые испытания космических аппаратов. Стенды входят в состав конструкторских бюро-разработчиков и заводов-изготовителей ракетной техники. Затраты на создание экспериментальной базы и на проведение испытаний создаваемой ракетно-космической техники составляют 50 и более процентов от общих затрат. Это подтверждает важность экспериментальной базы. Главный же её вклад при создании ракетно-космической техники заключается в обеспечение её надёжности. Расследование случаев неудач с ракетами и космическим аппаратами показывает, что дефекты конструкций этих изделий могли быть обнаружены и устранены при грамотном проведении их стендовых испытаний.

Системы управления наземными испытаниями жидкостных ракетных двигателей (ЖРД), ракет и их агрегатов на специальных стендах во многом определяют надёжность этих испытаний. За время существования в стране ракетной отрасли они постоянно совершенствовались. Об этом, например, можно судить по последовательности изменения их элементной базы: реле, транзисторы, микросхемы, микропроцессоры, компьютеры на модуле. Cовременное состояние стендовых систем управления подробно описано в книге [2].

До начала шестидесятых годов двадцатого века основу стендовых систем управления составляли релейные схемы с фиксированной логикой работы согласно заданной циклограмме запуска изделия. Временные интервалы устанавливались электромеханическими часовыми устройствами. Для поддержания и изменения параметров двигателей (тяга, соотношение расходов компонентов топлива) использовались штатные приборы ракет, построенные на базе надёжных магнитных усилителей. При возникновении необходимости изменить циклограмму работы изделия приходилось проводить перепайки в схеме, добавлять новые реле. Это требовало подчас много времени, а при 25 испытаниях в месяц, например, двигателей 8Д74 и 8Д75 Королёвской семёрки время имело значение. Надёжность систем зависела от качества монтажных работ, проводимых фактически в полевых условиях, при отсутствии средств объективного контроля паяных соединений.

В начале шестидесятых годов значительно увеличилось количество проводимых испытаний, особенно на созданном комплексе стендов для отработки водородно-кислородных двигателей 11Д56 Главного конструктора Исаева Алексея Михайловича и 11Д57 Главного конструктора Люлька Архипа Михайловича. За год на этом комплексе проводилось 1000 испытаний арматуры, насосов, камер сгорания, двигателей. Это стимулировало разработку перестраиваемых логических систем блочной конструкции, в которых логика работы устанавливалась (как говорили, набиралась) с помощью диодных матриц. Первая такая аппаратура была создана в конструкторском бюро ФКП "НИЦ РКП" (тогда почтовый ящик №10, затем В-8685) под руководством инженера Суханова Е.Ф. В это время происходило также освоение появившихся отечественных транзисторов, на которых были созданы на всех стендах отрасли системы регулирования расходов и давлений. Система САРР-2 регулирования расходов, разработанная инженером ФКП "НИЦ РКП" Устимовым В.В., нашла применение на ряде предприятий отрасли. В этих системах использовались датчики давления потенциометрического типа и расхода турбинного типа.

В качестве исполнительных элементов были применены:

- управляемые электроприводом дроссели, разработанные для ракет;

- пневмоуправляемые дроссели, для которых после серии экспериментов, проведённых инженерами ФКП "НИЦ РКП" Дыменко С.К. и Милютиным В.В. для обеспечения расхода газообразного водорода, была отработана распространённая на стендах конструкция, состоящая из присоединённой к управляющей полости дросселя ёмкости и электропневмоклапанов подачи в неё (форс) и сброса (дрос) газообразного азота высокого давления;

- набор параллельно соединённых пневмоклапанов или электропневмоклапанов с шайбами различного диаметра.

Внедрение указанных систем повысило безопасность работ на стендах. Дело в том, что до этого на стендах использовались для поддержания давления в стендовых ёмкостях дроссели с ручным приводом, которые через механическую передачу управлялись во время испытаний операторами-штурвальными из соседнего помещения. С этим связан трагический случай, происшедший в эти годы на одном из стендов ФКП "НИЦ РКП", когда в результате взрыва обрушилась крыша так называемого технического коридора, где находились штурвальные.

Следующим шагом в развитии стендовых систем управления был переход к бесконтактным системам логического управления. Первая такая система была разработана при создании стенда В5 для отработки водородных систем электропитания по программе "Энергия-Буран" в начале семидесятых годов. Это была совместная разработка специалистов ФКП "НИЦ РКП" и Государственного проектного института "Проектмонтажавтоматика" Минмонтажспецстроя (ведущий специалист - Володарский И.И). Затем такие системы были внедрены на стенде В2 ФКП "НИЦ РКП" и 201 НИИМАШ (г.Нижняя Салда Свердловской области) при испытаниях водородных двигателей 11Д122 тягой 200 тонн первой ступени ракеты-носителя "Энергия". Одно из испытаний на сооружении 201 закончилось большим пожаром по вине системы управления. Работала комиссия, в которой участвовал автор данной статьи. Вывод комиссии: виноват оператор, не удаливший лишний диод на наборном поле. Этот случай подчеркнул актуальность совершенствования методик проверки программ управления. К сожалению аналогичные случаи не выявленных ошибок в программном обеспечении систем ракетной техники повторяются. Пример – аварийное испытание ракеты Союз- 2-1в в 2012 году. Это говорит о том, что эта проблема требует дальнейшего изучения и разрешения.

В семидесятых годах появились промышленные ЭВМ управляющего типа, которые быстро нашли применение в системах автоматизации малых стендов и установок для тепловакуумных испытаний космических аппаратов. Самая большая система была создана совместно Институтом кибернетики Академии наук УССР (во главе с членом-корреспондентом Академии наук Малиновским Б.Н. и кандидатом технических наук Тимашовым А.А.) и ФКП "НИЦ РКП" (под руководством автора данной статьи) для комплекса ВКТИ-2, созданного для тепловых испытаний орбитального корабля "Буран", до которого на этом комплексе была испытана станция "Мир", успешно работавшая в космосе 14 лет. Созданная на базе нескольких ЭВМ типа СМ-2М система обеспечила работу 1000 контуров регулирования тепловых и солнечных потоков. Для испытаний больших ЖРД была создана под руководством кандидата технических наук Антипова Ю.С. троированная система управления на трёх ЭВМ в НПО "Энергомаш", где в дальнейшем была разработана система аварийной защиты на базе одноплатных контроллеров в стандарте VME. Эта система обеспечила испытания двигателей РД-180 по контракту с США и РД-191, в том числе в составе универсального ракетного модуля УРМ-1 ракеты-носителя "Ангара" на стенде ИС-102 ФКП «НИЦ РКП»

 

Начало восьмидесятых годов ознаменовалось переходом на микросхемную элементную базу. На предприятиях отрасли были внедрены системы на разных серия микросхем. Большая система в классе программируемых контроллеров с полупостоянной памятью, перепрограммируемой с помощью ультрафиолетового стирания, была разработана совместно ФКП "НИЦ РКП" и РКК "Энергия", которая обеспечила испытания объединённой двигательной установки (ОДУ) орбитального космического корабля "Буран" на стенде Д1 филиала РКК "Энергия" в г. Приморске Ленинградской области. На этих длившихся два года испытаниях, первое из которых закончилось аварийно (сгорели и установка и стенд с личными вещами инженеров), в стендовых системах управления проявились проблемы сопряжения со штатными бортовыми приборами и синхронизации каналов троированного программно-логического устройства (ПЛУ). В аппаратуре - предшественнике ПЛУ, разработанной впервые по трехканальной структуре и использованной при испытаниях двигательной установки космического аппарата специального назначения, осуществлялось непосредственно исполнительными органами установки потенциальными сигналами. Синхронизация каналов была успешно обеспечена единым резервированным генератором задающей частоты. ПЛУ же управлял исполнительными органами ОДУ импульсными сигналами через штатный коммутатор разработки фирмы Пилюгина. В работе этого коммутатора выявились проблемы, связанные с влиянием ёмкостных сопротивлений линий. Чтобы выручить знаменитую, любимую Королёвым С.П. фирму на ходу пришлось доработать в ПЛУ диаграмму формирования выходных импульсов. С точки зрения синхронизации выявилась «разбежка» каналов в работе алгоритмов наддува баков установки. Это было связано с частым срабатыванием сигнализаторов и дребезгом их контактов. В результате резко возросла вероятность разновременного приёма сигналов от них разными каналами ПЛУ и формирования выходных импульсов в разное время. К счастью на поддержание давления наддува баков установки это существенно не повлияло. Испытания были успешно завершены, полёт «Бурана» поразил весь мир. В последующих разработках для исключения описанного эффекта была введена процедура обмена между каналами системы управления оперативной информации о значениях входов, выходов и промежуточных переменных алгоритмов. Позже при создании систем распределённой структуры для испытаний ракет 21 века эта проблема возникла уже в более широком масштабе, так как системы управления стали многопроцессорные [2] и требовалось в них единое время, желательно совпадающее со временем системы измерения. Последнее связано с тем, что в этих системах используется значительное количество измерительных датчиков, часть которых не имеют дубля в системе телеметрии изделия. Решения этих проблем найдено (нет пока окончательного решения по синхронизации систем управлении и измерения) и описано подробно в книге [2]. Суть заключается в использовании навигационных систем и вычислительных сетей со специальными запатентованными программно-алгоритмическими средствами.

В условиях острого дефицита финансов девяностых годов развитие стендовых систем управления поддержали международные контракты. Для обеспечения сложных испытаний водородно-кислородного разгонного блока 12КРБ для ракеты GSLV Индии создаётся троированная система на базе семейства сетевых индустриальных контроллеров «СИКОН». Эта разработка была выполнена совместно ФКП «НИЦ РКП» и ООО «Компьютерные комплексы» (директор – Кабанов Н.Д.). Особенностью контроллеров данного типа является наличие развитых средств частотного ввода-вывода, что идеально отвечает требованиям надёжного и помехозащищённого приёма информации от преобразующей аппаратуры, простого размножения сигналов и имитации сигналов датчиков. Информационно-управляющая система (ИУС) на базе контроллеров «СИКОН» имеет трёхуровневую организацию. Первый уровень – средства связи с объектом управления (модули входов и выходов, средства обеспечения искробезопасности цепей датчиков и размножения их сигналов по каналам резервирования. Модули входов и выходов выполнены в бесконтактном варианте с гальваническим разделением от основной электронной части ИУС. Второй уровень – контроллерное оборудование. Необходимое взаимодействие между подсистемами обеспечивает промышленная дублированная локальная сеть типа CANbus, соединяющая все контроллеры и обеспечивающая процедуру временной синхронизации. Третий уровень – вычислительные средства, обеспечивающие функции оперативного воздействия на процесс испытаний, отображения хода испытаний в реальном масштабе времени и обработки результатов испытаний. Вычислительные средства связаны с контроллерами по дублированной вычислительной сети Ethernet. Основные структурные и схемные решения этой аппаратуры защищены патентами на изобретения и полезные модели [3-9]. Она была внедрена на всех основных стендах ФКП «НИЦ РКП», а также на стендах РКК «Энергия имени Королёва С.П.», ОАО «Моторостроитель» (г. Самара), ОАО «КБ Химмаш имени Исаева А.М», (г. Фаустово) и ОАО «Красмаш» (г. Красноярск).

В двухтысячные годы последняя разработка получила дальнейшее развитие, что было связано с подготовкой и проведением испытаний третей ступени ракеты «Союз», блоков ракеты-носителя «Ангара» и ракеты «Союз 2-1в». Особенностями этих испытаний является использование штатных бортовых приборов с различными цифровыми интерфейсами, решение оптимизационных задач по сложным алгоритмам с целью, например, уменьшения веса ракеты, и задач аварийной защиты двигателей по десяткам параметров с учётом динамики их изменения. Для обеспечения этих испытаний на стенде ИС-102 ФКП «НИЦ РКП» была создана ИУС, содержащая следующие подсистемы:

- управления изделием;

- управления электрогидросистемой перемещения камер сгорания двигателей;

- управления элементами схемы стенд-борт;

- контроля накоплений взрывоопасных газов;

- управления стендовой автоматикой подачи компонентов топлива в баки изделия;

- автоматического регулирования и контроля в стендовых системах и системах подачи компонентов топлива в баки изделия;

- управления технологической водой охлаждения конструкций стенда и факела двигателей;

- синхронизации подсистем;

- отображения информации в бункере управления и других зданиях предприятия.

Система управления изделием обеспечивает:

- аварийную защиту двигателей;

- контроль уровней заправки баков изделия компонентами топлива;

- выполнение логической циклограммы запуска, работы на режиме и останова систем изделия;

- выполнение диаграммы поддержания и изменения соотношения расходов компонентов топлива с заданной точностью;

- управление комплектами блоков сопел крена;

- контроль давлений шар-баллонах при их зарядке и во время пуска;

- поддержание и изменение по заданной диаграмме давлений в баках изделия по сотням констант и переменным величинам. Для обеспечения всех этих задач данная ИУС содержит четыре крейта фирмы National Instruments c высокопроизводительными вычислительными контроллерами. Всё контроллерное оборудование размещается непосредственно на стенде вблизи от изделия, что повышает надёжность связи с автоматикой изделия и стенда. Связь с бункером управления (компьютерами оперативного управления) обеспечивается по волоконно-оптической линии.

Несмотря на высокую степень отработанности и успешный опыт эксплуатации при испытаниях ответственных изделий на стендах ФКП «НИЦ РКП» и других предприятий отрасли, выявлен ряд направлений, по которым необходимо их дальнейшее совершенствование в части: - увеличения вычислительной мощности контроллерного оборудования;

- увеличения пропускной способности интерфейса обмена данными между управляющими контроллерами;

- обеспечения синхронизации и единого времени с использованием спутниковых систем навигации GPS и ГЛОНАСС;

- увеличения пропускной способности, повышения надёжности связи контроллерного и периферийного (модулей ввода-вывода) оборудования.

В 2011г были начаты работы по созданию ИУС нового поколения в целях обеспечения указанных задач. В 2015г. новая ИУС была использована при работах со стендовым оборудованием на испытательных станциях ИС-102 и ИС-106 ФКП «НИЦ РКП».

Повышение характеристик ИУС достигается за счёт:

- использования в контроллере процессорного модуля NanoETXexpress с тактовой частотой 1,6 ГГц фирмы Kontron (Германия);

- использования для связи между контроллерами вместо сети CANbus промышленной вычислительной сети Ethernet с использованием технологии резервированных колец Moxa Turbo Ring со скоростью передачи 1Гбит/с и стандарта временной синхронизации IEEE-1588 с подстройкой сигналов точного времени от глобальных спутниковых систем;

- применения в контроллерном оборудовании и в связи с периферийным оборудованием принятого также Россией международного стандарта интерфейса SpaseWire с пропускной способностью 400 Мбит/с.

Создание стендовых систем управления сопровождалось в отрасли дискуссиями о принципах их построения и несколькими попытками разработать для всех стендов отрасли аппаратуру унифицированного типа. В этих дискуссиях и разработках приняли участие многие специалисты отрасли. Можно отметить докторов технических наук Ильяшева Г.А. (НПО «Энергомаш») и Поляхова В.Д. ( ФКП «НИЦ РКП»), кандидатов технических наук Антипова Ю.С. (НПО «Энергомаш»), Смурякова К.Л. (КБхиммаш), Лисейкина В.А., Милютина В.В (ФКП «НИЦ РКП») и действительного члена РАЕН Мотузного К.А. Работы по унификации поддерживались руководством Министерства общего машиностроения и проводились при головной роли ФКП «НИЦ РКП». Итогом этих усилий является разработка под руководством начальника лаборатории ФКП «НИЦ РКП» Антонова А.В. отраслевого стандарта по построению и эксплуатации стендовых систем управления и создание специалистами ФКП «НИЦ РКП» под руководством автора описанной аппаратуры и программного обеспечения достаточно унифицированного типа. Об этом говорит большое разнообразие испытываемых изделий на стендах предприятий, на которых она внедрена (от агрегатов ракет до двигателей разной тяги, двигательных установок и ступеней ракет). Однако, обеспечить унификацию систем управления всех стендов отрасли не удалось. Основная причина этого заключается в существенном различии требований к системам управления для отработки ракет и ЖРД средней и большой тяги и для отработки их агрегатов, например, арматуры. Не последнюю роль играют и организационные причины, так как стенды не имеют единого управления из-за различной подчинённости. При создании стендовых систем управления приходится учитывать также требования к идентичности (ещё говорят - «штатности») управления изделием на стенде и в полёте и особенности организации работ на стенде.

История обеспечения «штатности» связана с происходивщими в отрасли изменениями. На первых порах стендовые системы управления во многом копировали бортовые системы управления. Это объясняется и техническими и организационными причинами. Бортовые системы были относительно простыми (простота, как говорят, залог надёжности), а головной стендовый центр отрасли ФКП «НИЦ РКП» (тогда НИИ-229) находился в подчинении ФГУП «ЦНИИМАШ» (тогда НИИ-88), в который до 1956 года входило и ОКБ-1 под руководством С.П.Королёва. Это способствовало активному участию специалистов главного конструктора ракет в создании стендовых систем управления. В качестве примера можно привести пульт управления упомянутыми испытаниями двигателей Королёвской «семёрки» 8Д74 и 8Д75 на стенде ИС-105 ФКП «НИЦ РКП» в 1959 - 1962 годах. Даже внешне он был похож на известную по кинохронике панель запуска «семёрки» на старте космодрома с разбираемыми на сувениры ключами команд «Ключ на наддув», «Ключ на пуск». Параметры двигателя «семёрки» регулировались бортовым прибором В260 на магнитных усилителях. Интересно отметить, что этот прибор используется и в современной компьютеризированной системе управления «прожигом» каждого двигателя на стенде завода-производителя в городе Самара. Однако в дальнейшем отрасль значительно расширилась, были созданы отдельные управления Министерства по задачам бортовых систем управления, систем телеметрии, двигателей и т.д. Ставшие самостоятельными стендовики при поддержке руководства своего Главного управления (прежде всего В.И.Чепака) ставили эту задачу при подготовке технических требований к созданию унифицированных стендовых систем управления. Последняя попытка в советское время кардинально решить вопрос «штатности» стендовых систем управления была предпринята в восьмидесятые годы. Приказом Министра О.Д. Бакланова разработка стендовых систем управления была поручена предприятию НПО «Электропривод» (г. Харьков), возглавляемому дважды Героем Социалистического труда В.Г. Сергеевым. В это время данное предприятие создавало бортовую систему управления ракеты-носителя «Энергия». После длительных обсуждений руководство НПО «Электропривод» предложило разумное решение - использовать в стендовых системах управления бортовые цифровые вычислительные машины с разработкой силами ФКП «НИЦ РКП» средств сопряжения с объектом управления. Но наступил 1991год, и эти совместные работы были прекращены. Практически в настоящее время «штатность» стендовых систем управления при испытаниях ракетных блоков и ракет обеспечивается использованием на ракете блоков бортовых систем управления кроме бортовой вычислительной машины, функции которой выполняются стендовой системой управления. Именно так было организовано управление испытаниями блоков ракеты «Ангара» и ракеты Союз 2-1в на стенде ИС-102, разработчиком бортовых систем управления которых является НПО «Автоматики» (г. Екатеринбург). Такая организация средств управления объясняется тем, что ко времени наземных испытаний лётное программное обеспечение ещё находится в разработке. Кроме того, алгоритмы работы систем ракеты на стенде всегда существенно отличаются от лётных, так как отличаются условия работы и комплектация ракеты (чего-то нет, а что-то ставится дополнительно). Поэтому разработчикам бортовой системы накладно и не интересно разрабатывать стендовый вариант программного обеспечения. А Главный конструктор ракеты сейчас доверяет опыту и квалификации специалистов-стендовиков по управлению. Использование бортовой системы управления на стенде в полном составе было при испытании разгонного водородного блока 12КРБ разработки центра имени Хруничева для Индии. Но это объясняется желанием Индии получить максимум от стендовых испытаний, в том числе отработать систему управления ракетой. Не последнюю роль играла их молодость в ракетном деле и отсутствие традиции работать в авральном режиме. Конечно, при этом был разработан специальный стендовый вариант программного обеспечения. Нужно отметить большую роль специалистов Главных конструкторов ракет при принятии принципиальных решений по структуре стендовых систем управления при испытании их изделий. Это говорит об объективно сохраняющейся необходимости тесного взаимодействия разработчиков и испытателей ракет, несмотря на организационные перегородки. Так, например, при подготовке испытаний универсальных ракетных модулей семейства ракет «Ангара» роль главного идеолога по структуре стендовой системы управления от центра имени Хруничева играл доктор технических наук, профессор Бизяев Р.В. При испытании новой ракеты Союз 2-1в в 2012-13 годах такую роль играли Главный конструктор ракеты Смородин А.В. (специалист по системам управления) и начальник отдела ЦСКБ «Прогресс» Соколов С.Н.

Организация работ в стендовых системах управления, связанная с организацией работ на стенде, также имеет свою историю. Нужно отметить большую важность этой проблемы, так как ошибки исполнителей составляют значительную часть в статистике отказов стендовых систем. Примеры аварий из-за ошибок специалистов по системам управления, указанные в статье, достаточно красноречивы. Кроме того, всегда повышена вероятность отказов на сопряжениях подсистем, что также связано в первую очередь с человеческим фактором. К сожалению, организация работ в стендовых системах управления с соответствующим делением их на подсистемы на практике устанавливается интуитивно и по традиции, но не всегда оптимально. Возможны два варианта организации работ (и их комбинация): по задачам управления (логическое управление, регулирование, аварийная защита) и по технологическим системам стенда (горючего, окислителя, газов).

Из приведённого перечня подсистем стенда ИС-102 ФКП «НИЦ РКП» видно, что в данном случае имеем организацию работ по задачам управления. Другой пример - универсальный стенд-старт (УКСС) для ракеты «Энергия» на космодроме «Байконур». Здесь наземная система управления состоит из подсистем:

- управления системой жидкого кислорода;

- управления системой жидкого водорода;

- управления системой керосина;

- управления системой жидкого азота;

- управления системой газов.

Таким образом, работы в системе управления УКСС организованы по технологическим системам, как это принято на стартовых комплексах космодромов. По мнению автора, такой подход является наиболее рациональным.

Что касается выводов из истории и опыта проведения испытаний с использованием многопроцессорных систем управления, то кроме постоянной задачи повышения производительности вычислительных и сетевых средств, требуют совершенствования процедуры сопряжения их с системами телеметрии и, как уже отмечалось, методология предпускового контроля их функционирования, исключающая аппаратурные дефекты и программные ошибки. К интеграции систем автоматизации стенда относится задача распределения измеряемых параметров между системами управления и измерений. Также рационально эта задача решается на стартах, что естественно при описанной организации работ по компонентам топлива. К проблеме интеграции относятся также работы по использованию в реальном времени испытаний математических моделей физических процессов в системах стенда и изделия, но они только начаты. Совершенствование предпускового контроля стендовых систем управления особенно актуально при испытаниях ракет. Это связано со значительным усложнением алгоритмов управления и кооперации работ в их реализации. Основные участники этой кооперации: конструкторы ракеты и двигателей, разработчики бортовой системы управления, разработчики алгоритмов регулирования параметров и аварийной защиты. При испытаниях блоков ракеты «Ангара» в качестве последних были Институт проблем управления РАН (г. Москва) и КБхимавтоматики (г. Воронеж).

Список литературы

 1 Лисейкин В.А. Моисеев Н.Ф., Сайдов Г.Г., Фролов О.П. Основы теории испытаний. Экспериментальная отработка ракетно-космической техники. М., Машиностроение – Полёт, 2015.

2. Лисейкин В.А., Милютин В.В., Сайдов Г.Г., Тожокин И.А. Информационно- управляющие системы для стендовых испытаний ЖРД и двигательных установок. М., Машиностроение / Машиностроение - Полёт, 2012.

3. Данилов Н.С., Зиновьев В.Л., Лисейкин В.А., Милютин В.В. Автоматизированная резервированная система управления для испытаний ракетно-космической техники. Патент на изобретение № 2434259, 2010.

4. Афонин В.В., Милютин В.В. Устройство переключения каналов троированной системы управления, Патент на изобретение № 2467372, 2010.

5. Лисейкин В.А., Милютин В.В. Устройство синхронизации систем управления стендовыми испытаниями ракетно-космической техники. Патент на изобре тение № 2506621, 2012.

6. Лисейкин В.А., Милютин В.В. Устройство ввода частотных сигналов в троированную систему управления стендом для испытаний ракетно-космической техники. Патент на полезную модель № 132905, 2013.

7. Лисейкин В.А., Милютин В.В. Устройство ввода дискретных сигналов в резервированную систему управления для стендовых испытаний ракетно-космической техники. Патент на изобретение № 2487383, 2013.

8. Данилов Н.С. Афонин В.В., Лисейкин В.А., Милютин В.В. Устройство для включения исполнительных органов с электроприводом. Патент на изоб № 2444037, 2012.

9. Данилов Н.С., Афонин В.В., Лисейкин В.А., Милютин В.В. Устройство для включения пироклапана с электрическим запалам. Патент на изобретение № 2445300, 2010.

Reference

 1. Liseykin V. A., Moiseev N.F., Saidov G.G., Frolov O.P. Osnovy teorii ishytaniy. Eksperimentalnaya otrabotka raketno-rosmicheskoy tekhniki [The principles of theory. Experimental trial of spacecraft and rockets]. M., Mashinostroenie-Polet, 2015.

2. Lisykin V.A., Milyutin V.V., Saydov G.G., Tozhokin I.A. Informatsionno-upravlyayushchie sistemy dlya stendovykh ispytaniy ZyRD I dvigatelnykh ustanivok [Information and control systems for stand tests liquid rocket engines and propulsion systems of rocket stages]. M.,Mashinostroenie/Mashinostroenie-Polet. 2012.

3. Danilov N.S., Sinoviev V.L., Liseykin V.A., Milyutin V.V. Avtomatizirovannaja reservirovannaja sistema upravlenya dlya ispytanniy raketno-kosmicheskoy tekhniki [Automatized reserve system for stand tests spacecraft and rocket]. Patent to invention № 2434259, 2012.

4. Afonin V.V., Milyutin V.V. Ustroystvo pereklyucheniya kanalov troirovannoy sistemy upravlenya [Device for switch canal in reserve control system]. Patent to invention № 2467372, 2011.

5. Liseykin V.A., Milyutin V.V. Ustroystvo sinkhronizatsii system upravlenia stendovymi ispytaniyami raketno-kosmicheskoy techniki [Device for sinchronisation control systems for stand tests spacecraft and rockets]. Patent to invention № 2506621, 2012.

6. Liseykin V.A., Milyutin V.V. Ustroystvo vvoda chastotnykh signalov v troirovannuyu sistemu upravleniya stendom dlya ispytaiy raketno-kosmicheskoy tekhniki [Device for input frequency signals in reserve three canal control system for stand tests spacecraft and rocket]. Useful model № 132905, 2013.

7. Liseykin V.A., Milyutin V.V. Ustroystvo vvoda diskretnykh signalov v reservirovannuyu sistemu upravleniya stendom dlya ispytaniy raketno-kosmicheskoy tekhniki [Device for input discrete signals in reserve control system for stand tests spacecraft and rocket]. Patent to invention № 2487383, 2013

8. Danilov N.S., Afonin V.V., Liseykin V.A., Milyutin V.V. Ustroystvo dlya vklyucheniya ispolnitelnykh organov s elektroprivodom [Device for switch electrical valve]. Patent to invention № 2444037, 2012.

9. Danilov N.S., Afonin V.V., Liseykin V.A., Milyutin V.V. Ustroystvo dlya vklyucheniya piroklapana s elektricheskim zapalom [Device for switch pyrotechnic valve with electrical thread to set in fire]. Patent to invention № 2445300б 2010.

Сведения об авторе

Милютин Валерий Вячеславович, кандидат технических наук, член-корреспондент Академии космонавтики имени Циолковского К.Э., заместитель начальника комплекса. Федеральное казённое предприятие «Научно-испытательный центр ракетно-космической промышленности», 141320, г. Пересвет Сергиево - Посадского района Московской области, Российская Федерация, ул. Бабушкина, д. 9.


Вспоминая выдающихся испытателей ракет

Проработав более 50 лет в ФКП «Научно-испытательный центр ракетно-космической промышленности» я прошёл путь от инженера до заместителя начальника отделения испытаний по информационно – управляющим системам. За это время мне посчастливилось сотрудничать со многими ракетчиками. Цель этих заметок – вспомнить наиболее замечательных специалистов предприятия, рассказать о личных контактах с ними. Речь пойдёт о великолепной семёрке: Табакове Г.М., Пухове В.А., Филине Н.В., Карнееве Ю.А., Пидорине Н.М., Макарове А.А., Дыменко С.К. Всех их отличали высокий профессионализм и исключительная преданность делу. Все они поэтапно шли к высоким должностям.

Табаков Глеб Михайлович – один из первых директоров предприятия. Как многие, он пришёл в отрасль при её создании из металлургии, так как тогда ни артиллеристы, ни авиаторы не признавали ракеты. Первые считали, что ракеты не снаряды, а вторые говорили, что это не самолёты. Табаков Г.М. был в команде советских специалистов, осваивающих после войны в Германии опыт немцев в ракетной технике. Выходец из семьи творческой интеллигенции, он вместе с тем обладал требовательным, типичным для того времени характером. Поэтому, когда он был заместителем Министра, в ходу была присказка: «Кто нас учит дураков – Глеб Михалыч Табаков».

У меня с Табаковым Г.М. связаны два эпизода. Первый – на почве жилищного вопроса, второй – в связи со строительством стенда для испытаний «Тополя - М». Молодым специалистом на приёме у директора видимо слишком настойчиво просил комнату для своей молодой семьи, что Глебу Михайловичу не понравилось, а мне аукнулось получением самой скромной комнаты в сданном затем общежитии молодожёнов. Вспомнил Табаков Г.М. об этом ещё через год на аттестации молодых специалистов, которую он проводил лично. Посмотрев список, он сказал «А, здесь Милютин, я его знаю, он махист, его будем слушать последним». Он имел в виду философский субъективизм знаменитого физика. Спустя два года жизнь нас примирила. Это случилось в Самаре, где я, как ведущий по системе управления при испытаниях двигателей королёвской «Семёрки», участвовал в составе команды предприятия под руководством Табакова Г.М. в передаче этих испытаний на построенный стенд завода. Там он изменил мнение обо мне, сказав в самолёте моему начальнику Филину Н.В.: «Пусть снова придёт ко мне на приём». В итоге я получил хорошую комнату в коммунальной квартире на троих в доме сталинской постройки.

Второй эпизод относится к концу восьмидесятых годов прошлого века, когда уже Табаков Г.М. работал в «Центре Келдыша» и курировал создание у нас на предприятии стенда для испытаний твёрдотопливной ракеты «Тополь – М». Пришлось улаживать по просьбе директора предприятия Макарова А.А. его разногласия с Глебом Михайловичем по системам управления этого стенда. Приехав к нему, я передал ему фотографии с ним, которые я делал тогда в Самаре. Он был доволен, сделал запись на обороте фото, конфликтная ситуация была улажена.

Пухов Виктор Александрович был безусловно самым сильным директором предприятия, опытным испытателем, прошедшим через серьёзную аварию, которая оставила на нём серьёзные химические ожоги. Виктор Александрович прошёл должности начальника объекта, главного инженера. Ему пришлось серьёзно заниматься и хозяйственной работой на посту заместителя директора предприятия по общим вопросам. Благоустройство посёлка отметил Табаков Г.М. на его похоронах. Его отличали также деловая хватка, рациональная организация работ и кадровое чутьё. Благодаря ему посёлок получил большое развитие, в том числе построены ресторан, поликлиника с больницей и первый в районе закрытый плавательный бассейн. Центральная площадь города Пересвет заслуженно носит его имя.

Моя первая встреча с Пуховым В.А. была удивительной по современным понятиям. Нас, группу студентов института из Рязани, прибывших на дипломную практику, принял в своём кабинете главный инженер предприятия Пухов В.А. Он рассказал о предприятии, представил нам начальников подразделений, куда мы направлялись. В дальнейшем пришлось пообщаться с ним и на работе, и в семье его супруги Терентьевых, в том числе за шахматной доской. На работе поражал его рационализм и взятие на себя наиболее сложных и ответственных проблем. Например: иду в выходной день на водородный комплекс, чтобы спокойно заняться диссертацией, по дороге догоняет на своей волге Пухов В.А., подвозит меня на строящийся стенд В3 для испытаний разгонного блока ракеты Н1, внимательно осматривает всю стройку. Так он готовился к оперативным совещаниям. Однажды обратился ко мне лично как начальнику сектора систем управления на водородном комплексе с вопросом о состоянии их реконструкции, отметив для себя проблемы, требующие его вмешательства. Через некоторое время узнаю на заводе, где делалась аппаратура систем управления, что он один посетил этот завод. Один знакомый рассказывал, что никак не могли добыть бронестекло для бункера. Пухов В.А. посадил его в свою волгу, привёз на завод в Лыткарино. Говорит: «Сиди, жди, будет нужно, позову». Через два часа выходит весёлый и со стеклом, бросает на заднее сиденье со словами: «Учись работать».

Моим первым прямым начальником отдела стал Филин Николай Васильевич, когда во главе с ним был создан в 1963г. объект № 6 для эксплуатации стенда В1 и строительства стендов В2, В3 и В4. Николай Васильевич отличался творческим и быстрым решением любых вопросов. Поощрял также самостоятельность и творчество подчинённых. В коллективе создавал дружескую обстановку. Его научная работа в то время заключалась в изучении колебаний в расходных трубопроводах. С этим связан курьёзный случай. Ещё работая на объекте № 5, проходя в свой кабинет на стенде через комнату инженеров стенда, увидел на одном из столов шайбу с цветами побежалости. Он немедленно собрал инженеров и стал излагать им причину возникновения скачков уплотнения и температурных ударов, демонстрируя примером этой шайбы. Но тут появился отставший инженер Закурин Б.М. и сказал, что это он тушил сигареты об эту шайбу (тогда курили на рабочих местах).

Филин Н.В. морально поддерживал меня при создании новых систем управления строящихся стендов. Например, когда мы расставили пульты в пультовой стенда В2, Филин Н.В. примчался посмотреть. На мои грустные размышления о получившихся слишком больших габаритах он сказал: «Ну и что, нам не летать». На дуще отлегло, а пульты успешно обеспечили испытания двигателей 11Д56 и 11Д57 для ракеты Н1. В конце 1966г Филин Н.В. уволился и через НИИЭРАТ в Люберцах перешёл во ВНИИКриогенмаш, где долгое время был первым заместителем Генерального директора по науке. Мы, его ближайшие подчинённые – Дыменко С.К., Макаров А.А. и я, посетили его в Люберцах, поговорили о прошлом и будущем.

После Филина Н.В на объект № 6 начальником пришёл Карнеев Юрий Александрович. У меня осталась о нём добрая память за помощь при защите диссертации в Учёном совете у Чертока Б.Е. Пройдя до этого испытания ракет на объектах № 1 и № 2, Карнеев Ю.А. имел огромный опыт проведения ответственейших испытаний. Он стал прививать нам приоритет дисциплины, соблюдения субординации и ответственности. Жаловался в верхах на увлечение подчинённых научной работой. Тем не менее факт заключается в том, что при нём успешно выполнили диссертационные работы, а при его директорстве существенно продвинулись по службе Дыменко С.К., Сидоренко А.П., Милютин В.В., Поляхов В.Д., Галеев А.Г., Попов Б.Б., Турнов М.А. Директором предприятия Карнеев Ю.А. стал после Пухова В.А. и был им более десяти лет. При нём было завершено строительство комплекса тепло-вакуумных испытаний с камерой объёмом 8000 куб. метров и универсального комплекса стенд – старт на Байконуре, проведены испытания ракет «Энергия», «Зенит», «Протон», тепловые испытания ОК «Буран», станции «Мир», лунохода и многих других изделий, развёрнуто большое жилищное строительство. Карнеев Ю.А. содействовал развитию работ по стендовым системам управления созданием в 1987г. отдела разработки информационно – управляющих систем под моим руководством. Мы с ним посетили в Харькове головную фирму по системам управления ракетами для привлечения её к работам на стендах отрасли, но вскоре наступил 1991 г. и эти планы сорвались. Последний рабочий контакт с Карнеевым Ю.А. состоялся в г. Приморске под Выборгом, где он возглавлял команду предприятия при испытаниях объединённой двигательной установки ОК «Буран», которые обеспечивались аппаратурой управления разработки нашего предприятия. Гуляя с ним по Приморску, слушал трогательную историю его знакомства с красавицей женой Клавдией в Туле во время каникул при учёбе в МАИ.

Ещё одна яркая личность в истории предприятия – Пидорин Николай Мартович. Недаром на здании, где он работал, установлена мемориальная доска в его память. Многие годы он возглавлял измерительный комплекс предприятия. Был интеллигентным, начитанным человеком, играл на баяне в концертах самодеятельности. Обладал хорошей памятью, всех подчинённых знал и звал по имени и отчеству. Участник войны, прихрамывал из–за ранения.

Пидорин Н.М. поздравляет с юбилеем

Его лучшие качества я прочувствовал при подготовке и проведении тепловых испытаний станции «Мир» в упомянутой камере объёмом 8000 куб. метров. Он провёл около двух месяцев в возглавляемом мной коллективе отдела № 332 за речкой Кунья, где находился строящийся ещё в то время комплекс тепло-вакуумных испытаний. Часто километры до нас одолевал, прихрамывая пешком. Его помощь была исключительно конкретна. Им были привлечены кадры измерительного комплекса и специалисты института – разработчика телеметрической аппаратуры для данной камеры. Он никогда не повышал голос, хотя обстановка была напряжённой да ещё в условиях не завершённого строительства, холода, грязи. После окончания испытаний он благородно поблагодарил меня за сотрудничество и коллектив отдела за самоотверженный труд, так как работа велась круглосуточно, люди бывало не покидали рабочие места сутками. Интеллигентность его я мог наблюдать также в истории с доносом в КГБ на якобы вредительские дела в измерительном комплексе, «вытворяемые» Пидориным Н.М., а также замещавшими его обычно специалистами - Милютиным В.В. и Демьяновым В.В. По поручению Министра этим делом занимался его заместитель Догужиев В.Х. Пидорин Н.М. и я помогали работникам главка готовить докладную Догужиева В.Х. Министру Бакланову О.Д. Работники главка назвали донос чёрным, обвинения не подтвердились. Было ясно, кому этот донос выгоден, но Пидорин Н.М. никаких мер воспитательного характера не предпринимал, никогда этот случай не обсуждал.

Юбилей Пидорина Н.М.

С Макаровым Александром Александровичем жизнь нас связала от начала до конца его трудовой деятельности. Почти 20 лет он был директором предприятия. А до этого, придя после института инженером на строительство первого водородного стенда В1, он прошёл должности старшего инженера, начальника стенда В2, который строил с самого начала, начальника отдела № 50 по созданию комплекса тепло-вакуумных испытаний, заместителя директора предприятия по созданию универсального комплекса стенд – старт (УКСС), с которого в итоге успешно впервые стартовала ракета «Энергия». Поработав вместе на водородном комплексе, я под его началом затем участвовал в создании комплекса тепло-вакуумных испытаний, пока он не был направлен на Байконур. Он и туда меня приглашал. Это приглашение было сделано в доверительной обстановке во время санкционированной им моей командировки на УКСС за ужином в его скромной квартире, куда он пригласил меня переночевать перед отлётом домой. Я ему рекомендовал кандидатуру моего бывшего подчинённого, бывшего моряка – подводника Буевича В.А., который в дальнейшем оправдал это назначение.

С самого начала Макаров А.А. проявлял здоровую амбиционность. Первым на объекте № 6 заговорил о повышении. Стиль его работы, сложившийся на шестом объекте, сохранился у него до конца его трудовой деятельности: чёткое планирование по графикам, ежедневный контроль выполнения работ, привлечение к работам всех, кто хоть чем–то может помочь, требовательность к подчинённым.

Директорство Макарова А.А. пришлось на тяжёлые девяностые годы, но он сумел сохранить институт с его основными кадрами. Для этого предпринял много усилий для заключения международных контрактов и организации конверсионных работ. К сожалению, он не смог приспособиться к новому стилю военного руководства отраслью, что привело к его уходу и к экономико-приказному характеру руководства испытаниями на предприятии. Видимо, наблюдая это со стороны, он переживал и винил в этом себя. Не исключено, что это повлияло на его неожиданную болезнь и кончину, хотя здоровья ему было всегда не занимать.

Биография Дыменко Станислава Кузьмича типична для настоящего испытателя-стендовика. После окончания университета он год проработал на объекте № 5 начальником арматурной мастерской, обеспечивая испытания двигателей «семёрки», затем три года ведущим по этим испытаниям. Ему принадлежат рекорды по времени проведения пуска двигателей 8Д74 и 8Д75 (около 6 часов) и количеству проведённых испытаний (около 300). Считаю кстати, что мне принадлежит рекорд предприятия по количеству проведенных испытаний в качестве ведущего по системе управления при испытаниях названных двигателей и испытаниях на стенде В1 в первые годы после его создания (примерно 1000 испытаний). В дальнейшем Дыменко С.К. курировал создание водородного стенда В1 и затем стендов В2, В3 и В4 уже в должности заместителя начальника объекта № 6, а после того как Карнеев Ю.А. стал директором предприятия был более 25 лет начальником данного объекта. При нём были освоены испытания водородных двигателей тягой 200 тонн, передан опыт проведения этих испытаний стендовикам в Нижней Салде, проведены серьёзные испытания изделий по международным контрактам с Индией, Францией и США. Для обеспечения этих испытаний Дыменко С.К. принял и реализовал оправдавшее себя смелое решение: принял в состав водородного комплекса четыре отдела (два отдела измерения № 310 и № 315, отдел разработки систем управления № 136 и отдел обработки результатов испытаний № 313). Его руководство водородным комплексом было эффективным благодаря богатому испытательному опыту и высокому техническому и культурному уровню (хорошее образование, выполненные самостоятельно кандидатская и докторская диссертации, активный интерес к культуре). Это позволяло ему брать на себя обязанность объяснения на всех уровнях причин аварий и отклонений от программы испытаний по вине стенда. Он никогда не акцентировал внимание на вине непосредственных исполнителей при обсуждениях таких случаев на высоком уровне. Учитывая также авторитет Дыменко С.К. в отрасли, он был назначен Макаровым А.А. своим заместителем по решению вопросов реорганизации испытательной базы.

Совместная работа с Дыменко С.К. у меня продолжалась с 1959 г. по 1973 г. и с 1994 г. по 2003г. Особенно вспоминается первая совместная работа при создании стенда В1. Была проблема выбора системы регулирования расхода и давления газообразного водорода, так как первые испытания агрегатов двигателей 11Д56 и 11Д57 начинались до ввода в эксплуатацию водородного завода. Регулируемую систему подачи газа мы с ним отрабатывали в щитовой объекта № 5, в составе которого создавался стенд В1. Чтобы добиться устойчивой работы системы без автоколебаний читали литературу, подбирали диаметры шайб в схеме управления дросселем. Отработанная схема управления газовым дросселем (как исполнительным органом) с помощью электропневмоклапанов «Форс» и «Дрос» сейчас повсеместно используется в отрасли. Конечно, наше авторство позабылось, так как мы были скромными и молодыми: оформили первый раз в жизни заявку на изобретение, получили отказ и на этом успокоились. Уверен в том, что при оформлении мной этой заявки сегодня (имея более 40 авторских свидетельств и патентов), мы бы защитили это техническое решение. Но время ушло.

Дополнение к воспоминаниям о выдающихся испытателях ракет

Написав воспоминания, я задумался о возможном вопросе: почему выбраны именно эти специалисты, поэтому решил ответить на этот вопрос. Кроме того, что они стали крупными руководителями, они мне близки по духу, а именно, по творческому подходу к выполняемой работе. Для меня это очень важно, так как я сам всегда «болел» созданием новых систем управления и их совершенствованием.

Помню удивление начальника объекта №6 Карнеева Ю.А. по поводу создания новой системы управления при реконструкции стенда В2 под так называемые специспытания, когда только три года назад этот стенд заработал. Но мы сделали при этом революционный по тем временам шаг: перешли на бесконтактную элементную базу и на цифровой интерфейс с оператором на пульте управления. Последнее стало поводом для обращения кое-кого к руководству предприятия об угрозе надёжности испытаний. Эти опасения не оправдались, но развитие этого интерфейса актуально и сейчас, а забота о его надёжности всегда оправдана. Мой творческий подход к работе, по моему мнению, подтверждается патентами на изобретения (около 50 шт.), внедрёнными на стендах отрасли системами и оценками одержимых творчески людей.

Так талантливый инженер, создатель лучшего стенда предприятия (В5) и первый его начальник Леонтьев Н.И. (печальна считаю именно поэтому судьба и Николая Ивановича и стенда В5, а не его импульсивный, правдолюбивый характер, ставший якобы причиной кляузы на него из Москвы) назвал меня техническим авантюристом. Филин Н.В., которого я считаю наиболее творческой личностью в истории предприятия, звал меня к себе во ВНИИКриогенмаш, когда он стал там первым заместителем директора по науке.

Специалистов предприятия, нацеленных на творчество и реализовавших работающие на стендах предприятия и отрасли идеи, в истории предприятия, я считаю, не сложно пересчитать. К ним из «электронного» направления в моё время я отношу: Суханова Е.Ф., Касаткина А.С., Поляхова В.Д., Устимова В.В., Панина В.Ф., Терентьева Ю.Е., Лисейкина В.А., Афонина В.В., Павлова А.М., Ионова С.В., Лёксина А.И., Ярыгина В.И.

Творческая атмосфера на стендах и поддержка развития стендовых систем во многом зависит от руководителя испытательным комплексом. Я застал последовательно в этой должности: Пухова В.А., Иовлева В.П., Сидоренко А.П., Гайдукова В.И., Кучкина В.Н.

Пухов В.А., например, активно участвовал в работе первого отраслевого совещания по стендовым системам управления.

Иовлев В.П. подписал мне техническое задание на разработку отраслевой универсальной системы управления.

Сидоренко А.П. возил меня на приём к заместителю Министра Догужиеву В.Х., который затем помог организовать создание стендовых систем управления в г. Миассе на базе штатной ракетной технологии. Сидоренко А.П. также пресёк попытку понизить роль управленцев на предприятии (включением отдела управления в измерительный комплекс). Естественным было объединение разработчиков управляющих и измерительных систем, что подтверждается опытом создания интегрированных систем ВКТИ-2 и опытом других предприятий отрасли. Но мои предложения на этот счёт пока не приняты.

Гайдуков В.И. всячески поддерживал наши инновации в сложные времена, в том числе при выполнении ответственных международных контрактов.

По части творчества мне повезло также в том, что параллельно со мной в отрасли работали отличные специалисты-управленцы: Кадун Е.В. (РКК «Энергия»), Смирнов Ю.М. и Смуряков К.Л. (КБХМ). Антипов Ю.С. и Леонов В.Г. (НПО «Энергомаш»), Любавин С.С. (КБХА), Волик Ю.В. (Красмаш), Мотузный К.А. и Хомутинников И.П. (НПО «Техномаш»), Бизяев Р.В. и Абросимов Ю.В. (КБ «Салют»), с которыми сложились доверительные отношения на пользу делу.


 О Чертоке Б.Е.

Черток Борис Евсеевич оставил интересные и подробные мемуары под названием «Ракеты и люди», где откровенно описал не только достижения, но и неудачи в работе Королёвской фирмы. Думаю, что мои воспоминания о нём не будут лишними.

Я наблюдал Бориса Евсеевича во время пребывания в аспирантуре РКК «Энергия», защиты диссертации в 1975 году в Учёном совете под председательством Чертока Б.Е. и при посещении им юбилейных мероприятий на нашем предприятии. Один из его заместителей, Юрасов Игорь Евгеньевич, был научным руководителем моей диссертационной работы. Это был спокойный человек, отдавший всего себя работам по системам управления, особенно на космодромах. Лучшей оценкой его вклада в ракетную технику является звезда «Героя», полученная им после полёта Гагарина Ю.А. в шестёрке специалистов «Энергии», в которой были также Королёв С.П., Бушуев К.Д. и Черток Б.Е. Тяжёлая и ответственная работа сказалась на его здоровье: в дальнейшем ему ампутировали ногу. В книге Чертока Б.Е. отмечаются интересные инженерные решения, предложенные Юрасовым И.Е.

Кабинет Юрасова И.Е. был рядом с кабинетом Чертока Б .Е. Посещая своего научного руководителя, я с удовольствием и удивлением наблюдал специалистов и руководителей, приходивших к Чертоку Б.Е. и галантно общавшихся с интеллигентной секретаршей Чертока Б.Е. Меня не удивляло, что в разговорах все называли Чертока Б.Е. уважительно «стариком», хотя ему не было тогда и шестидесяти. Это конечно объясняется тем, что Черток Б.Е. был у истоков ракетной техники в стране, начиная с работ в Германии в 1945 году.

Кроме Юрасова И.Е. у Чертока Б.Е. в описываемое время было ещё два заместителя: Калашников Виктор Александрович и Раушенбах Борис Викторович. Богатырского вида Калашников В.А. руководил конструкторскими работами по системам управления. Раушенбах Б.В. отвечал за проблемы навигации космических аппаратов, транспортных и пилотируемых кораблей. Работы по этим проблемам подробно описаны в книгах Чертока Б.Е. Раушенбах Б.В. держался независимо, обо всём говорил легко, с юмором. Однажды на защите своего аспиранта, военного из Байконура, назвал полигон (так тогда называли космодромы) «болотом», видимо подчёркивая научный героизм своего подопечного. Уход затем Раушенбаха Б.В. в чистую науку, в исследование икон и церковных раритетов смотрится естественно.

На юбилеях ФКП «НИЦ РКП» Черток Б.Е. рассказывал с юмором случай, происшедший на одном из первых испытании ракеты Королёва С.П. Этот случай характеризует уровень стендовых систем управления пятидесятых годов прошлого века и организацию работ. На этом испытании присутствовал министр Устинов Д.Ф., а при предпусковых проверках было выявлено замечание: в пульте не тянуло реле из-за влияния длинной электрической линии к стенду. Чтобы не откладывать испытания и не терять лица перед министром, решили помочь этому, благо открытому, реле. Для этого положили за пульт испытателя небольшого роста и в нужный момент Черток Б.Е. наступал последнему на ногу, а тот нажимал на якорь этого реле.


ВСТРЕЧА С ГЕНЕРАЛЬНЫМ КОНСТРУКТОРОМ РАКЕТ

В апреле 2015г. телевидение подробно обсудило юбилей Семёнова Юрия Павловича, который долгое время был Генеральным конструктором РКК «Энергия». О нём говорилось, как о сподвижнике Королёва С.П. В связи с этим вспомнил встречу с Юрием Павловичем в 1995г. на космодроме имени Кеннеди во Флориде при запуске Спейс-Шатла, на котором использовалось стыковочное устройство разработки РКК «Энергия».

Коротко о Юрии Павловиче. В 1958г. он закончил Днепропетровский университет в одной группе с моим многолетним начальником Дыменко Станиславом Кузьмичём. Был направлен на работу в ОКБ-1, где около 10 лет трудился при СП, как все звали Королёва. Дыменко С.К. был на его свадьбе с дочерью члена Политбюро ЦК КПСС Кириленко. Думаю, что это помогло ему в карьере, хотя ему не занимать организационных и технических способностей. К тому же, судя по Дыменко С.К., они получили фундаментальное образование. Самый известный результат его деятельности - потрясающий полёт «Бурана», Главным конструктором которого он был. В этом деле нам удалось плотно сотрудничать с РКК «Энергия» при испытаниях объединённой двигательной установки «Бурана» в городе Приморске Лениградской области, которые обеспечивались системой управления, созданной под моим руководством.

Перед стартом челнока «Атлантис» на космодроме имени Кеннеди

И так, ноябрь 1995г., Флорида, по летнему тепло, космодром в заповедной зоне с крокодилами, орлами, фруктовыми садами. Гостиница Хилтон, ещё тёмное утро, собираемся в вестибюле, чтобы ехать на старт. Делегацию ФКП НИЦ РКП, которая по приглашению НАСА знакомилась с водородными стендами центра имени Стейница и фирмы Пратт-Уитни, возглавляют директор Макаров Александр Александрович и начальник водородного комплекса Дыменко Станислав Кузьмич. Перед отъездом, пока собирается команда РКК «Энергия», Семёнов Ю.П. обращается к Макарову А.А.: «Сан Саныч, мы с Дыменко сидели за одной партой, ты его продвинь». Сан Саныч промолчал (в дальнейшем же сделал Дыменико С.К. своим заместителем). Далее отъезд был с небольшим скандалом. Подали автобус, сидим, ждём подопечных Семёнова Ю.П., его заместителя по внешним связям (фамилию забыл) и космонавта Валерия Рюмина. Их нет и нет. Семёнов Ю.П. командует представителю НАСА Сюзанне: «Поехали!». Она говорит, что у неё список, по которому она должна доставить специалистов на старт. Но после нескольких настойчивых требований Сюзанна дрогнула и автобус тронулся. Тут наш директор обратился к Юрию Павловичу, что лучше бы вернуться. Автобус, сделав круг, подъехал к входу отеля. И тут вышли провинившиеся. Семёнов тихо изрёк: «Пить пейте, да меру знайте». Рюмин в ответ: «Да мы могли бы и с балкона гостиницы наблюдать, да и пускать–то американцы не умеют, вряд ли полетят». Так и получилось, в этот день за пять минут до старта (перед гостевыми трибунами, где мы сидели, табло показывает оставшееся до команды «пуск» время) запуск был отменён по метеоусловиям. До отъезда на трибуну в актовом зале космодрома было представление предстоящего полёта. Представитель НАСА объявил о присутствии Юрия Семёнова и Валерия Рюмина и пригласил их на первый ряд. Я сидел рядом с Рюминым и слышал, как он буркнул, вставая: «Ну вот, мне и здесь хорошо».

На следующий день снова собираемся в вестибюле гостиницы, чтобы ехать на повторную попытку запуска. Семёнов Ю.П. обращается к Макарову А.А.: «Сан Саныч, ну ты продвинул Дыменко, как я просил?» Старт ракеты прошёл успешно, видно было хорошо на фоне чистого неба. Интересно было наблюдать американскую публику на трибуне. Они как дети переживали и радовались. Нам устроили экскурсию по космодрому (до запуска). Объехали стоящую на старте ракету с «челноком» по дороге для установки видеоаппаратуры. Разрешили взять на память по кусочку гравия с дороги, по которой гусеничный тягач доставляет Спейс-Шатл на старт. Купили сувениры (все китайского производства) в магазине при космодроме. Вечером после запуска были на приёме у канадского посла (в составе экипажа Шатла был канадский космонавт). Общались с канадской специалисткой французского происхождения. Позже она любезно прислала каждому из нашей делегации по канадскому сувенирчику.

Перед двигателем SSME на стенде центра Стейница


Милютин В.В.

Моя трудовая биография

Я, Милютин Валерий Вячеславович, родился в 1937г. в районном селе Кичма Кировской области, куда мой отец, Милютин Вячеслав Николаевич, отличившись на строительстве Горьковского автозавода, был направлен на комсомольскую работу (Кировская область тогда входила в Нижегородский край). Там же оказалась выпускница Горьковского автодорожного техникума, Большакова Софья Васильевна. Результат: рождение моего брата Роберта, меня и сестры Нины. В Кировской области мы прожили до 1942 года, когда отец был призван на фронт, а мы переехали г. Горький к бабушке. Помню проводы отца на фронт (мы, дети, едем медленно на бричке, а родители идут впереди, обнявшись).

Подробнее...

В истории моей семьи отразилась вся история СССР. Мой отец, Милютин Вячеслав Николаевич монтажником-электриком участвовал в строительстве Горьковского автозавода, отличился в комсомольской работе и был по партийному набору направлен в Кировскую область (с. Кичма), входившую в то время в Нижегородский край. Там он женился на Большаковой Софье Васильевне – молодой специалистке после окончания Горьковского автодорожного техникума и появился на свет я, вторым в нашей семье. Семья Большаковых имеет примечательную историю. Отец матери был активным честным сельхозпроизводителем, занимался механизацией-внедрял сеялки; двоюродный племянник матери был первым заместителем у премьер-министра России Черномырдина. Моя бабушка по линии матери Кочемасова. Двоюродный брат матери Кочемасов Вячеслав Иванович был последним послом СССР в ГДР. По линии моего отца, у которого родители рано умерли, дальше всех братьев и сестёр продвинулся брат Виктор – был полковником КГБ, воевал с бандеровцами после войны. В пятидесятые годы работал в Чехословакии, помогал материально моему брату Роберту учиться в Московском текстильном институте. Роберт жил в общежитии недалеко от Шаболовки в одной комнате со Славкой Зайцевым, который стал известным модельером. Я, проездом в Москве, с ними общался.

В Горьком сразу попали под бомбёжку по дороге в бомбоубежище (сидя на плечах тётки в чулках без обуви, так как спешили; видел стреляющий трассирующими пулями немецкий самолёт). Выживали в Горьком как могли. Спасибо тёте Наде, которая нас вместе с другими двоюродными братьями и сёстрами подкармливала и пасла как могла на селекционной станции в пригороде, где её муж, дядя Ося, был директором. На пристани у Волги подворовывали астраханскую капусту.

После ранения и лечения в госпитале отца направили служить в г. Солнечногорск на знаменитые курсы «Выстрел», где я продолжил учиться в первом классе и закончил третий. В нашем классе учились две испанки из расположенного рядом детдома для испанских сирот, вывезенных после гражданской войны в Испании. Было уже не так голодно. Отец получал паёк, в школу ходили с плошкой, с ложкой и с противогазом. Природа замечательная, густые леса со следами прошедших здесь боёв, большое озеро Сенеж, насыщенная военная и спортивная жизнь курсантов. На футбольном поле выделялись ростом и игрой югославы (тогда не делили их на сербов, хорватов, черногорцев, македонцев).

С четвёртого по десятый класс я учился в г. Моршанске Тамбовской области, куда постановлением Правительства отец был направлен работать Госинспектором в сельском хозяйстве (в дальнейшем героически служил председателем колхоза). Родители вернулись в Горький в 1959г., а я в этом же году закончил Рязанский радиотехнический институт и был распределён на Новостройку (сейчас г. Пересвет Сергиево-посадского района Московской области) в головной научно-испытательный центр ракетно-космической промышленности. Проработал на этом предприятии 54 года до 2013г. За это время участвовал во всех основных космических программах, общался со многими специалистами и руководителями предприятий и отрасли: Глушко В.П., Чертоком Б.Е., Вачнадзе В.Д., Иванниковым А.Н., Догужиевым В.Х., Шишкиным О.Н., Соколовым Б.А., Каторгиным Б.И., Сергеевым В.Г., Нестеровым В.А. и другими. Все они незаурядны и уникальны, о каждом интересно поговорить. Наибольшее впечатление на меня произвёл Иванников Артур Николаевич – доктор технических наук, первый заместитель генерального конструктора (Глушко В.П.) – первый заместитель генерального директора (Вачнадзе В.Д.) РКК «Энергия». Он был одновременно выдающимся теоретиком-идеологом в РКК «Энергия» и могучим организатором работ. С ним посчастливилось пообщаться при испытаниях станции «Мир» и ОДУ «Бурана». На его похоронах был весь цвет ракетной отрасли, включая действующих и бывших министров и их заместителей. В почётном карауле я стоял в паре с Главным конструктором ракеты «Энергия» Б.И. Губановым, а на траурном митинге на площади г. Королёв – с Генеральным конструктором КБ «Салют» центра имени Хруничева Д.И.Полухиным.

Моя трудовая деятельность протекала следующим образом в хронологическом порядке.

1. В период 1959 – 1962 годы.

Должность – инженер объекта № 5, ведущий по стендовой системе управления при испытаниях двигателей 8Д74 и 8Д75 (затем их переименовали в РД-105 и РД-106) для ракеты Р7 (Союз), на которой в том числе в эти годы полетел Ю.А.Гагарин.

Подробнее...

1959 г. Распределение кафедры Рязанского радиоинститута на преддипломную практику. Зав. Кафедрой Шамси Юсуфович Исмаилов спросил: «Взрывов не боитесь?» На ответ «Нет!» сказал: «Поедете в Загорск, на предприятие п/я 10». Приехали 31 января группой во главе с преподавателем. Нас принял в кабинете главный инженер В.А. Пухов. Он кратко рассказал о предприятии и представил нам начальников объектов, куда мы направлялись. Я и Гераничева К.М. попали на объект 5 и с его начальником пошли по шпалам железной дороги, так как между объектами один и пять еще был овраг. Руководителем был Пузанов Ю.В. Чертежи рисовали в красном уголке. Запомнилась встреча с молодым инженером Мокряком Ю.Ф, который выговаривал строго механика-испытателя, видимо за опоздание. До подсознания дошло - дела здесь серьезные. Подумалось «Неужели и я так смогу?». Три года был ведущим инженером по системам управления при испытаниях двигателей, на которых летал в космос Гагарин. На объекте все были молодые и жизнерадостные. Занимались спортом. Встречались часто вне работы. Поездки в колхоз были как праздник, обычно с футболом. Со временем на работе не считались. Понятия сверхурочных у инженеров не было. Ведущие технологи Дыменко, Лапшин, Мокряк, Маликов, Шустов соревновались – кто быстрее проведет испытания. Рекордсменом был Дыменко. Примерно 6 часов уходило на то, чтобы выкатить двигатель из монтажного корпуса, установить его на стенде, заправить стендовые баки, прожечь двигатель и снова закатить его в монтажный корпус.

Суть работы заключалась в обеспечении «прожига» каждого двигателя, выпускаемого заводом, плюс контрольные испытания от партии двигателей. Получалось по 25 испытаний в месяц, и так в течение почти трёх лет. Не кондиционных испытаний по вине системы управления не было, хотя построена она была на реле открытого типа, без резервирования. Как говорится, простота – залог надёжности. Работали, не считаясь со временем, так как иногда (у завода горел план) проводили даже по три огневых пуска за сутки. Об учёте переработок и не думали. Запомнилось посещение испытания заместителем председателя правительства – председателем Военно-промышленной комиссии Л.Смирновым. По завершению рёва двигателя он заглянул за шкаф в дальнем углу пультовой. Сработала видимо привычка директорства на Южмаше, но уличить нас в халатности не удалось: грязи и хлама там не было.

Моим прямым начальником был участник войны Ю.В.Пузанов в секторе Б.С.Шпиндлера, начальником объекта – В.Я.Романов.

2. В период 1962 – 1963 годы.

Должность – старший инженер объекта № 5, ведущий по созданию и эксплуатации систем управления первых в стране стендов для отработки водородных двигателей ракеты Н1 С.П.Королёва (для полёта человека на луну).

Подробнее...

1962 год работа с водородом. Все было новое. Нужно было решать, как сбрасывать водород, как его поджигать, как регулировать расход газа. В щитовой газов объекта 5 вместе с Дыменко развернули эксперименты по отработке газового регулятора. Пришлось почитать и теорию. С тех пор дроссели с ресивером в управляющей полости используются повсеместно.

Создание этих стендов потребовало решения технических проблем взрывобезопасности, регулирования расхода газообразного водорода, создания систем программируемого типа (конечно без элементов полупроводниковой памяти, которые появились гораздо позже). Вместе со мной в это время трудились специалисты, ставшие затем известными руководителями: Н.В.Филин – первым заместитель генерального директора по науке в Балашихе, А.А.Макаров – директором нашего предприятия, А.П.Сидоренко – первым заместителем директора предприятия, С.К.Дыменко – заместителем директора предприятия.

3 .В период 1963 – 1966 годы.

Должность – старший инженер объекта № 6, руководитель работ по системам управления.

Под моим руководством создавались и совершенствовались системы на действующем стенде В1, проводились большие работы по проектированию и созданию систем управления строящихся стендов В2, В3 и В4 водородного комплекса.

Начальником объекта № 6 был Н.В.Филин, его заместителем – С.К.Дыменко.

4. В период 1966 – 1973 годы.

Должность – начальник сектора систем управления объекта № 6.

В этот период занимался введением в эксплуатацию систем управления стендов В2, В3, В4 и В5 и обеспечением испытаний на них водородных двигателей 11Д56 и 11Д57 и их агрегатов, а также систем энергопитания (кислородно-водородных). Учился в заочной аспирантуре при НПО «Энергия» у Б.Е.Чертока и при учёном руководстве его заместителя Героя социологического труда И.Е.Юрасова. Активно занимались разработками новых устройств и систем. Впервые в отрасли были созданы полупроводниковые системы управления (на транзисторной логике) и тиристорные устройства задания времени, защищенные авторскими свидетельствами на изобретения.

Начальником объекта был Ю.А.Карнеев – будущий директор предприятия.

5. В период 1973 – 1983 годы.

Должность – начальник сектора информационно-управляющих систем комплекса тепловакуумных испытаний ВКТИ-2.

Подробнее...

В 1973 г. позвал за собой на строительство больших камер с открытым названием Комплекс крановых изделий (ККИ) – А.А. Макаров (начальник отдела 650 – будущий директор НИИХИММАШ). Кто-то решил создать сектор информационно-управляющих систем в составе отдела 19 измерительного комплекса. Для того времени задача была новая и грандиозная. Без вычислительной техники делать было нечего. После привлечения ведущих КБ и Института кибернетики АН УССР (г. Киева), которые помогли с выбором вычислительной техники и программированием, был создан многомашинный вычислительный комплекс на ЭВМ СМ-2М с тысячей контуров управления режимами солнечного и теплового излучения. Эксплуатация вычислительной техники того времени была мукой, особенно в здании, где на других этажах продолжались строительные работы, система кондиционирования и вентиляция не задействована, и нужно работать круглосуточно несколько недель. Летели диски, машины зависали. Программа измерений вводилась с перфоленты, которая готовилась на другой территории предприятия. При испытаниях киля ОК «Буран» решили задействовать систему измерений на машине СМ, чтобы уменьшить страдания. Эту систему делали по программам - В.А. Лисейкин, а по технике - К.Ф.Инешин и Ю.Г.Чесноков. При подготовке нарушилась пережигаемая память. Попытка восстановить не удалась. Выручил наш психолог И.Н. Лысиков, который привез микросхемы из Черновцов.

К этому времени мы уже были самостоятельным отделом 332 измерительного комплекса. Сформировался коллектив в сотню человек. Моим замом был Л.П.Максимов - самоотверженный исполнитель.

Сектора возглавляли: измерения – Ю.Г.Чесноков, управления – Ю.Е.Терентьев, обработки информации – К.Ф.Инешин, управления и измерения по технологии – А.И.Пичугин, разработки стендовых систем управления – В.В. Афонин, которому был поручена разработка стендовых программируемых контроллеров. Работа этого контроллера оказалась убедительной и в 1982г. было принято решение использовать троированную аппаратуру на испытаниях сложной объединенной двигательной установки орбитального корабля «Буран».

Комплекс ВКТИ-2, который строился с 1970г. по 1987г., предназначался в первую очередь для испытаний космического орбитального корабля (ОК) «Буран». Объём вакуумной камеры для этого составлял 8000 куб. метров. Изделие в ней устанавливается на вращающемся столе, имитируются все факторы (тепловые) космоса, воздействующие на вращающийся вокруг земли аппарат. Сектору, который я возглавлял, было поручено обеспечить создание сложной (10000 измеряемых параметров, 1000 контуров автоматического регулирования) интегрированной системы автоматизации технологических процессов этого комплекса, телеметрирования изделия и управления его автоматикой. Были привлечены для решения этой задачи ведущие проектные и научные организации страны, в том числе Институт кибернетики (г. Киев), Институт технической теплофизики Академии наук Украины. Впервые в практике стендовых испытаний отрасли система автоматизации была построена с широким использованием вычислительной техники, что диктовалось стоящими перед системой задачами. Одновременно в секторе инициативно проводились работы по созданию специализированных программируемых контроллеров для огневых испытаний ЖРД.

В 1975г. я успешно защитил кандидатскую диссертацию в Учёном совете Б.Е.Чертока.

Руководителями работ на ВКТИ-2 в эти годы были В.Г.Фридман, Н.М.Пидорин и А.А.Макаров.

6. В период 1981 – 1987 годы.

Должность – начальник отдела информационно-управляющих систем комплекса ВКТИ-2 в составе измерительного комплекса, руководимого Н.М.Пидориным.

Подробнее...

Создание и использование ПЛУ (программно-логического устройства) проводилось до конца 80-х годов в Приморске под Выборгом. Привлекались специалисты НИИХИММАШ всех мастей. Работа была жестко и четко организована. Были взрывы и пожары. Но программа испытаний была выполнена. «Буран» с ОДУ потряс мир своим полетом и беспилотной посадкой. Многие специалисты НИИХИММАШ завоевали авторитет (Афонин, Бойко, Головлева, Бобылева). Наши предложения по унификации стендовых СУ поддержал зам. министра.

Все молодые, добрые люди. Сил на создание системы измерения и управления на ККИ было отдано очень много, но умели и отдыхать: летние и зимние шашлыки в лесу, вечера в ресторане, интересные стенгазеты. Заводилы в этих делах – Л.А.Шахурина, Л.И.Мочалова, В.Н.Проказин, Г.Ф.Шичкина. и др.

События этого периода:

- тепловые испытания орбитальной станции «Мир» и ОК «Буран»;

- разработка и внедрение троированных программно-логических устройств для испытаний военного спутника и объединённой двигательной установки (ОДУ) ОК «Буран» с обеспечением испытаний последней в г. Приморске под Выборгом.

Подробнее...

(Со мной и Игорем Володарским – главным специалистом ГПИ ПМА в очередной командировке произошел случай. В то время я защищал «кандидатскую», Игорь Володарский вежливо называл меня «доктором», а я в ответ его «профессором». И вот с большим трудом устраиваемся в гостиницу «Харьков», г. Харькова. Мы при администраторе, при дежурной по этажу, на полном серьезе «доктор» и «профессор». Нам дают люкс. Расплачиваемся за номер на этаже и не даем « на чай» ни копейки. Рано утром звонок: «Освободите номер, нужен министру торговли из Киева!» Вышли, нас остановили. Дежурная дала команду: «Маша, проверь номер, не разбили они хрустальную люстру, что-то они шумели поздно вечером!»)

7. В период 1987 – 1994 годы.

Должность – начальник отдела разработки стендовых управляющих систем в составе испытательного комплекса, возглавляемого первым заместителем директора по испытаниям-главным инженером А.П.Сидоренко.

Подробнее...

В 1987г. на базе сектора разработки стендовых СУ отдела 332 был создан под руководством В.В. Милютина отдел НИО-136 разработки стендовых информационно-управляющих систем и АСУТП. Этому способствовали приморские подвиги и завершение строительства ККИ за речкой Кунья. Начали создавать в Миассе новую аппаратуру по оригинальной технологии бортовых СУ. Появился заказ от наших первых заказчиков ИС-104 на создание СУ для испытаний двигательной установки блока международной космической станции. Под эту задачу разработали новый контроллер, главным идеологом которого снова стал Володя Афонин, а математику к нему творила команда В.А. Лисейкина. Кооперация по изготовлению плат была организована по месту: один из умельцев института сделал разводку, изготавливали на окрестных заводах, паяли сами. Соответственно решения принимались посильные: микропрограммируемые процессорные сборки, двухсторонние печатные платы. Зато микропрограмма процессора была в своих руках (многие в институте сомневались в возможности осилить ее разработку), четко был реализован метод синхронизации работы каналов троированных контроллеров. В дальнейшем он нас никогда не подводил. Эта разработка позволила нам быстро включиться в создание систем управления для испытаний криогенного блока КБ «Салют» для индийской ракеты GSLV (ракета для запуска геостационарных спутников). Серьезность задачи заставила вырваться из круга самодеятельности, т.к. возникли проблемы с объемом памяти, взаимодействием разных систем между собой, размещением контроллеров непосредственно на стенде, производительностью.

В этот период были завершены испытания ОДУ ОК «Буран» в г. Приморске, нас заметили в отрасли. А.П.Сидоренко организовал мой доклад заместителю Министра Догужиеву Виталию Хусейновичу, который затем в августе 1991г. после ГКЧП исполнял обязанности премьер-министра СССР. Догужиев В.Х. помог подключить разработчиков штатных бортовых систем управления морских ракет в г. Миассе к созданию стендовых систем управления. Такая аппаратура была создана, но события после 1991г. разрушили эту кооперацию.

Началась эпопея международных контрактов. В эти годы мы разработали и внедрили аппаратуру управления для отработки двигательной установки международной космической станции разработки РКК «Энергия».

8. В период 1994 – 2004 годы.

Должность – заместитель начальника комплекса водородно-кислородных стендов по управляющим и измерительным системам. Начальник комплекса – С.К.Дыменко.

Подробнее...

За последние годы 20-го века удалось посмотреть стенды в США, Индии, Ю. Корее, пообщаться с китайцами. Лучше нашей СУ, считаю, нет. Везде серийные общепромышленные контроллеры: немецкие, австрийские, американские. Троирования нигде нет. Такие контроллеры трудно синхронизировать, они не рассчитаны для этого.

История стендовых СУ показывает, что процесс их совершенствования является непрерывным. Это связано с бурным развитием электроники, появлением новых задач при испытаниях изделий и накоплением опыта эксплуатации стендовых СУ. Многое зависит от специалистов. Есть надежда, что скоро будут сдвиги в создании интегрированных систем, сочетающих задачи измерения, управления, аварийной защиты. Проработки в этом направлении у нас есть. Здесь новое поле деятельности самых важных специалистов в современных СУ – программистов. Уверен, что наш опыт будет использован в будущем. Уже сейчас внедряем свою СУ в Фаустово, есть запросы от Самары, Красноярска. Все стенды НИИХИММАШ оснащены нашей аппаратурой. Хотелось бы, чтобы наши оригинальные разработки были доведены до широкого общепромышленного применения. В этом шанс выжить в тяжелых для ракетной техники условиях.

В бункере ИС-106 при испытании 12КРБ для Индии

Испытания 12КРБ на стенде В3

Руководство испытаниями 12КРБ

Индусы идут в гости, справа Равиндранат, будущий директор проекта GSLV

Старт на космодроме Шар в Индии

На мобильной башне обслуживания старта в Индии

У центра управления космодрома Шар

Директор космодрома Шар вручает сувенир

В этот период основной работой были испытания разгонного кислородно-водородного блока 12КРБ по контракту с Индией, также были совместные работы с США и Южной Кореей. Выполнение этих работ было обеспечено управляющими контроллерами, разработанными под моим руководством совместно специалистами нащего предприятия и фирмы «Компьютерные комплексы». Эти контроллеры были внедрены нами также на стендовой базе КБ имени А.М.Исаева в г. Фаустово Моск.обл.

Подробнее...

На работах по теме 12КРБ произошел крепкий сплав разработчиков систем управления и опытных специалистов стендовиков (Г.А.Зуев, И.А.Тожокин, А.Н.Ишанин, Н.Н.Григорьев), поддерживаемых аккуратными операторами ЭВМ (Е.И.Лысынчук, Н.Р.Чуваина). Оправдало себя также вхождение в ОИУС-110 бригады программирования БМП (Л.В.Картавых, Т.А.Самсонова).

Это позволило в довольно коротких период разработать и внедрить системы измерения, управления и аварийной защиты на всех стендах НИИХИММАШ для испытаний Кореи, Самары, НПО им. Лавочкина, а также в Красноярске, Фаустово, Королеве.

В процессе создания новых систем разработано около 100 наименований модулей, блоков. Все они прошли через головы и руки В.В.Афонина, Д.Ф.Орехова, В.С.Суворова. Поэтому есть уверенность в их качестве. Конечно, велика заслуга программистов, так как в разработке современных ИУС 70% – это ПМО. Не напрасно в периодическом журнале «История науки и техники» (№5,2008г) работы НИИХИММАШ отмечены высокой оценкой.

Замечательно, что в эти работы влились толковые молодые специалисты (М.А.Булеев, Н.А.Головачев, М.Н.Чурин, О.Ю.Урахов, М.В.Степанова), уже прошедших «огонь», и Глебов Н.Н., Волнухин О.А., Краснов А.В., которые идут по их стопам. Они опровергают звучащий иногда скепсис по отношению к современной молодежи, им, к тому же достались достойные наставники (Лисейкин В.А., Бахтина Н.Н., Зарифова А.Б., Сытикова Е.И.). Высокой оценки заслуживает качество документации и монтажа аппаратуры. Нареканий со стороны заказчиков нет. Это заслуга команды Видюка С.А., (Л.П.Максимов, Г.Ф.Шичкина, О.В.Щукина, Н.В.Папенова, А.А., Жиделев, А.А., Жуков А.О.).

Особенностью и новизной в работе нашего отдела являются активные действия развития и внедрения средств измерений, проводимые А.А.Авраменко, поддерживаемого Д.Ф.Ореховым, В.С.Суворовым. Измеренцы нашего предприятия уже начинают стонать от нашей конкуренции. Значит, мы на правильном пути в этом направлении. Постепенно набирает обороты административно - экономический аппарат (М.М.Орлов, И.М.Минакова).

Остается пожелать, чтобы уровень разработок не снижался. Цикл смены поколений ИУС у нас составляет ~5 лет, что нормально, так как соответствует периодичности обновления электроники. Впереди задачи оснащения других стендов в г.Пересвете, г.Самаре, г.Красноярске. Надо надеяться на участие в создании стартов на космодромах «Восточный» и Байконур («Байтерек» для РН «Ангара»).

У пульта управления корейского стенда в г.Теджон

9. В период 2004 -2013 годы.

Должность – заместитель начальника отделения испытаний по информационно-управляющим и измерительным системам. Начальник отделения – первый заместитель директора предприятия В.И.Гайдуков.

Испытания блока ракеты Союз-2, наш куратор от ЦСКБ С.Н.Соколов на страже

Идёт заправка ракеты на стенде ИС-102

Ведущие ИС-102 во время испытаний

В этот период с помощью подчинённого мне отдела были оснащены новыми системами управления все стенды предприятия, а также стенды предприятий в г. Королёв, г. Красноярск, г. Самара и г. Днепропетровск. Обеспечены сложные и ответственные испытания, в том числе блоков ракет-носителей «Союз-2» и «Ангара».

Писатель Проханов А.А. в буккере ИС-102

Шарж Дудорова В.Д.

Заметки о науке в ФКП «НИЦ РКП»

Моё интервью по «Тонусу» (в 2014 г.) было показано без реплики по науке.

Подробнее...

Я отметил снижение роли науки на нашем предприятии, о чём говорит сокращение за последние 20 лет количества специалистов с учёной степенью в три раза. Число получаемых патентов на изобретение подошло к нулю.

Рекорд же НИИХИММАШ составлял 120 патентов за год.

Я вижу две причины этого. Первая – невостребованность науки в России третьего тысячелетия. Вторая – происшедшая на предприятии переориентация научного комплекса на процессы в ЖРД, в чём мы не можем соревноваться с ведущими специализированными КБ отрасли. Стендовая наука двигалась испытателями. Вспомните освоение водородной тематики. На КВКС-106 было защищено три докторских и десяток кандидатских диссертаций.

А начиналось всё так. Когда я пришёл на предприятие в 1959 году, у нас было два кандидата наук: начальник КБ Сычёв А.Д. и начальник отдела обработки результатов испытаний Головашкин. Решительный шаг в развитии науки был сделан в шестидесятые годы директором предприятия Табаковым Г.М. Я думаю, он понимал проблемы излишней зависимости предприятия от планов создания ракет, которые ярко проявились в условиях новой России. В институте были созданы подразделения для экспериментальных исследований, в том числе ВЧ-устойчивости. Последнее время эта проблема не звучит. Значит, наша работа была полезна. Тогда появился заместитель директора предприятия. Это был Беляков Виктор Петрович, который затем прославился в Балашихе. Он стал активно стимулировать испытателей на занятие наукой и поступление в заочную аспирантуру. С этой целью он приглашал к себе на беседу и меня. К сожалению, следующие руководители научного комплекса не возглавили выявление и исследование проблем стендов и производств. С грустью узнаешь, например, в Индии, что на работающем водородном заводе космического агентства несколько человек в смене. Услышал о работах Мурманской области по водородным технологиям. Почему бы нам не заняться этим?

Заключение

Основным смыслом моей трудовой деятельности считаю творческое отношение к совершенствованию информационно-управляющих систем и методов их эксплуатации для обеспечения надёжных испытаний изделий ракетной техники. Хотя это может быть и не очень самокритично, но я оцениваю уровень наших разработок как высокий. Это подтверждается показанным выше спросом на наши разработки, коротким (примерно в 5 лет) циклом смены поколений аппаратуры систем управления, патентами на изобретения (у меня их около 50), опубликованной в 2013г. в издательстве «Машиностроение» монографией .

Мои заслуги отмечены двумя государственными медалями, званиями «Заслуженный машиностроитель РФ» и член-корреспондент «Академии космонавтики», многими медалями последней и «Федерации космонавтики». Все наши достижения получены благодаря усилиям всех коллективов, с которыми мне удалось поработать.

Общее количество моих подчинённых за все годы я оцениваю в 500 человек.

Особая благодарность моим непосредственным подчинённым, так как работали и общались в полном контакте (и это ведь на фоне доносов куда надо от некоторых коллег).

Вот их список: Э.Г.Иванов, Г.П.Иванюк, С.А.Видюк, Ф.А.Шахмуратов, В.К.Плюснин, В.Д.Поляхов, В.И.Горшков, Л.П.Максимов, Г.Г.Тимофеев, Ю.Е.Терентьев, С.А.Кудряшов, В.В.Афонин, Ю.Г.Чесноков, К.Ф.Инешин, В.А.Лисейкин, А.Д.Фролов.

Не забыть моих первых испытателей на стенде В1: Гаврилюка Михаила Алексеевича и Жеглова Виктора Петровича. Надёжные, безотказные и умелые во всём: в работе операторами на пультах, в монтажно-слесарных делах. Миша – из семьи художника, ездил из Хотькова, никогда не опаздывал и не уходил раньше с работы. Виктор – из села Хребтово, имел образование краснодеревщика. Когда строились стенды В2 и В3 они, например, сопровождали самостоятельно монтажные работы, соответственно, Миша – стенда В3, Виктор – стенда В2.

Признание в любви от коллектива ОИУС-110

Юбилей – 50 лет на ВКТИ-2

На юбилей пришли смежники и друзья

ОИУС-110 на стенде В2 (пультовая)

Юбилей сектора ИУС ВКТИ-2

С другом и куратором из Салюта профессором Бизяевым Р.В.

Отладка СУ на стенде В2, оператор – Лауреат Госпремии Бурик В.И.

Юбилей В.Хитрика – учёного секретаря НТС

Юбилей предприятия посетил Филин Н.В.

После испытаний насоса на стенде В2 для Франции

Со специалистами ИС-102: и после работы дружба

Турнир ветеранов в Сергиевом Посаде

Шахматный клуб Пересвета

 
 
 
 
   
 
 
Новости Роскосмоса
     
 
  05.04.2021

«Живая» лекция «Небо Гагарина»
 
  05.04.2021

В НПО Энергомаш обсудили вопросы создания отраслевой информационной базы
 
  05.04.2021

В РКЦ «Прогресс» прошел конкурс профессионального мастерства молодых рабочих
 
 
 

 
   
 
 
  «Реализация объектов недвижимого имущества «ФКП «НИЦ РКП»  
 
 
Аренда
     
  Охраняемый комплекс, общей площадью порядка 4700 кв.м., стоимость за 1 кв.м. приблизительно 150 руб. в месяц. Обеспечен инженерными коммуникациями. Тел. для справок (496) 546-37-30  
 
 
Наш адрес
     
  Россия, 141320,
Московская обл.,
Сергиево-Посадский район,
г. Пересвет,
ул. Бабушкина, д. 9
 
 
 

web-master